Зерно истины

Первый детективный роман Зыгмунта Милошевского – «Трясина» – принес ему успех, был высоко оценен как литерат урной критикой, так и читателем: Милошевский получил премию «Крупный калибр» за лучший польский детек тив, по книге снят фильм с отличным ак-терским составом. «Зерно истины» – вторая книга из серии о пери-петиях следователя Теодора Шацкого – подтверж дает, что успех молодого автора был неслучаен.
В «Зерне истины» Милошевский выводит к лассический образ стра-жа закона с непростым прошлым. После развода Шацкий переез-жает из Варшавы в Сандомир, рассчитывая начать новую жизнь.
Однако быстро понимает, что совершил ошибку. Провинциальный сонный городок, в котором ничего не происходит, наводит на него тоску и уныние. Разумеется, лишь до той мину ты, когда появляет-ся дело, масштаб которого соответствует ожиданиям и амбициям следователя. Один за другим убиты местная активистка, ее муж-политик и местный бизнесмен, придерживавшийся крайне правых взглядов. Modus operandi прест упника указывает на рит уальное убийство, что в городе, где вопрос польско-еврейских отношений, чрезвычайно болезненных и запу танных, и так стоит очень остро, – вызывает бурю эмоций. Убийца долго морочит прокурору голову, раз за разом наводя на ложный след, однако в конце концов пре-ст упление удается раскрыть. Мотивы его, впрочем, оказываются до банального просты.
Автор «Трясины», сумев создать яркий образ главного героя, уве-ренно раскручивает детек тивный сюжет, до последней страницы держа читателя в напряжении. Но есть в прозе Милошевского и не-что большее – рефлексия над проблемами, с которыми продол-жает тщетно бороться польское общество. В «Трясине» речь шла о  люстрации и сложных расчетах с социалистическим прошлым, в «Зерне истины» – об антисемитизме и по-прежнему мучительных польско-еврейских отношениях.
Другими словами, Милошевский не только развлекает читателя, но и заставляет его задуматься. А на это способы лишь истинные ма-стера жанра.

Роберт Осташевский

ФРАГМЕНТ

Здание суда бы ло у род л ивым. В девяностые годы, когда его строи л и, оно еще могло казаться современным, теперь же напомина ло цыган-ск ий дворец, приспособленный под общественные ну ж ды. Лестницы, х ром, зеленый камень, ломаные л инии – все это не согласова лось ни с арх итект у рой
окру жающи х домов, ни дру г с дру гом, а в зеленом цвете чуди лось что-то из-вин яющееся, словно здание пыта лось скрыть собственное у родство на фоне к ладбищенск и х деревьев. За л заседаний бы л оформ лен в том же сти ле: главным элементом дизайна этого помещени я, напоминавшего конференц-за л провин-циа л ьного фи л иа ла, бы л и зеленые, бол ьничные вертика л и.
Облача ясь в тог у и занима я место проку рора, Шацк ий продол жа л досад л иво морщиться. По дру г у ю сторону сидел обвин яемый и его адвокат. Хуберт Хубы бы л симпатичным м у жчиной семидесяти лет. Густые волосы, еще не совсем се-дые, очк и в роговой оправе и скромна я оба ятел ьна я ул ыбка. Его защитник, на-верн яка государственный адвокат – без слез не взгл янешь. Тога не застегну та, волосы не мыты, ботинк и не чищены, усы не подстри жены – каза лось, от него дол ж но пованивать. – Как и от всего дела, – с раст у щим раздра жением поду-ма л Шацк ий, котором у обеща л и место в Сандомире тол ько при условии, что он завершит все дела своего предшественника.
Наконец появи лась судья. – Девчонка, на вид вып уск ница школ ы… но хоть начнем наконец.
– Господин проку рор? – л юбезно ул ыбнулась ем у судья после всех форма л ь-ностей. В Варшаве судьи никогда не ул ыба л ись – разве что с ех идством, поймав кого-нибудь на незнании законов.
Теодор Шацк ий вста л, машина л ьно поправл я я тог у.
– Высок ий суд, проку рат у ра поддерж ивает все п у нкты обвинител ьного акта, обвин яемый призна лся во всех инкриминируемы х ем у действи я х, вина его не вызывает сомнений в свете его собственны х показаний и показаний потерпев-ши х женщин. Я бы не хотел затягивать процесс, поэтом у пред лагаю считать обвин яемого виновным в том, что он обманным п у тем многократно соверши л
действи я сексуа л ьного характера над дру гими л ицами, что соответствует ста-тье 197, параграф два, у головного кодекса, и пред лагаю приговорить обвин яе-мого к л ишению свободы на шесть месяцев, что, подчерк иваю, явл яется мини-ма л ьным сроком, предусмотренным законом по данной статье.
Шацк ий сел, дело бы ло очевидным, он тол ько хотел, чтобы все побыстрее за-кончи лось. Он специа л ьно пред лож и л максима л ьно см ягчить приговор, что-бы избежать дискуссий. Теодор продол жа л прокру чивать в голове п лан допро-са Будника, перебира л темы и вопросы, мен я л и х последовател ьность, пыта лся предвидеть разные сценарии беседы, под готовиться к л юбом у возмож ном у вариант у. Он у же зна л, что Будник совра л насчет последнего вечера, который провел с женой. Но вру т все, что вовсе не означает, будто все убийцы. У него могла быть л юбовница, они могл и пору гаться, он мог пойти выпить с при яте-л ями. Нет, не пойдет, л юбовниц у вычерк ну ть – есл и Соберай и Ви л ьчу р ска-за л и правду, в жену он бы л вл юблен по у ши. Нет, ни в коем слу чае, вычерк ивать ничего нел ьзя, это кака я-то провинциа л ьна я кру гова я пору ка, иди знай, кто, что, почем у и зачем ем у говорит. Ви л ьчу р довери я не вызывает, Соберай бы ла дру гом семьи.
– Господин проку рор, – резк ий голос судьи прерва л его летаргическ ий сон, он осозна л, что почти не слу ша л речь защитника.
Шацк ий подн я лся.
– Да, у ва жаемый суд?
– Каково ваше мнение относител ьно позиции защиты?
Мать твою, он пон яти я не имел, какова позици я защиты. В Варшаве, за ред-к ими иск л ючени ями, судьи не интересова л ись его мнением, у том ленно вы-слу шива л и стороны, уда л я л ись, объявл я л и приговор, и все – следу ющий, по-жа лу йста.
Судья в Сандомире прояви ла ми лосердие.
– Изменить к ва л ификацию прест у п лени я на статью 217, параграф первый… У Шацкого перед глазами всп л ы л и соответству ющие страницы у головного кодекса. Он посмотрел на защитника, как на су масшедшего.
– Вы шу тить извол ите? Я бы рекомендова л господину адвокат у ознакомить-ся с основополагающими законами и и х трактовками. Статья 217 касается нару шени я телесной неприкосновенности и, в су щности, применима тол ько в  слу ча я х несерьезны х драк и л и когда один пол итик врежет дру гом у по морде.
Разу меется, мне ясна идея защиты: нару шение неприкосновенности – дело частного обвинени я, и максима л ьный срок там год. В то врем я как за пресле-дование грозит от полу года до восьми. А ведь именно этим, господин адвокат, занима лся ваш к л иент.
Защитник вста л. Вопросител ьно гл янул на судью, деву шка к ивнула.
– Хочу так же напомнить, что после переговоров почти все пострадавшие прости л и моего к л иента, поэтом у дело может быть закрыто.
Шацк ий да же не ста л дож идаться разрешени я взять слово.
– Еще раз: прошу почитать у головный кодекс, господин адвокат, – бу рк нул он. – Во-первы х, «почти» – это «почти», а во-вторы х, закрытие дела вслед-ствие переговоров применимо тол ько к прест у п лени ям, за которые грозит наказание до трех лет л ишени я свободы. Вы можете разве что просить иск л ю-чител ьного см ягчени я наказани я, которое и так до смешного ма ло, у читыва я действи я вашего к л иента.
А двокат ул ыбнулся и удивленно развел ру ками.
– Сл ишком много к инофи л ьмов, сл ишком ма ло профессиона л ьной л итера-т у ры, – мысленно прокомментирова л Шацк ий.
– Но разве кто-нибудь пострада л? Разве кто-нибудь испыта л непри ятные ощу щени я? По-человеческ и все так пон ятно, да и л юди все взросл ые...
У Шацкого потемнело в глаза х. Чтобы успокоиться, он мысленно досчита л до трех. Сдела л вдох, выпрями лся, взгл янул на судью. Она с л юбопытством к ивнула.
– Господин адвокат, проку рат у ра потрясена вашим невежеством как отно-сител ьно законов, так и относител ьно обычаев, прин яты х в циви л изованном мире. Напоминаю, что обвин яемый Хубы на протя жении многи х месяцев хо-ди л по домам на территории всего сандомирского повята, с докторской су мкой и в белом ха лате, представл я ясь врачом. Уже одно это наказуемо. Он выдава л себя за специа л иста по, цитиру ю, «па л ьпационной маммографии» и пред-лага л провести профи лактическое обследование, д л я чего женщины дол ж ны бы л и раздеться и продемонстрировать ем у свои прелести. Что подпадает под статью о сексуа л ьном наси л ии. Хочу так же напомнить, что бол ьшинство «па-циенток» он завери л, будто с и х бюстом все в порядке, что могло оказаться неправдой и повлечь за собой отказ от профи лактическ и х обследований и  се-рьезные проблемы со здоровьем. Впрочем, это главна я причина, по которой одна из пострадавши х не согласи лась на переговоры.
– Но у дву х женщин он нащу па л у п лотнени я и убеди л и х начать лечение, что в конечном счете спасло им ж изнь, – с пафосом возрази л адвокат.
– Ну так п усть эти женщины ск ину тся и носят ем у передачи (...).
Он видел, что судья едва не за х и х ика ла.