Женщина и мужчины

«Женщина и мужчины» – современный психологически-бы-товой роман. Главным героям около сорока лет, это две суп-ружеские пары. Действие книги разворачивается в Варшаве в 2003–2004 годах. Повествование открывается краткой экспозицией, возвращающей нас к событиям 1994 года. Без-детные супруги – Клара, врач, и Яцек, архитектор, – пережи-вают семейный кризис. Муж вследствие профессиональных неудач впадает в депрессию, обделенная вниманием жена заводит роман с более молодым и обаятельным Юлианом. Клара и Яцек – типичные представители либерального сред-него класса. Вторая же пара – Йоанна и Марек – консерва-тивные католики. У них трое детей и они хотят еще. Она занимается домом, он, поглощенный работой, там почти не бывает. Этот брак
также ожидают суровые испыта-ния. В конце концов Марек, свя-завшись с молодой сексуальной
дантисткой, бросает жену с тремя детьми. Кларе и Яцеку удается со-хранить свой союз. Она оставляет
молодого любовника, он излечивается от депрессии и мирит-ся с женой. В этот бытовой, не лишенный схематизма сюжет писательница вплетает богатое содержание дискурсивного характера, создавая в результате панораму семейной жизни в современной Польше. Автор описывает ментальность по-ляков в области отношений мужчины и женщины, показывает всевозможные социальные и культурные факторы, лежащие в основе жизненных решений и поведения героев, рисует тонкие психологические портреты. «Женщина и мужчины» – удачный, остроумный и умный роман.

Дариуш Новацкий

ФРАГМЕНТ

На стоянке возле «ИКЕИ» Йоанна запихивала в багажник рассыпавшиеся мелочи: свеч-ки, салфетки.
– Поехали уже, малыш проснется, – она уселась ря-дом с Мареком, который изучал экран автомобильного компьютера.
–Ты не захлопнула, – он проверил датчик. – Присте- Ты не захлопнула, – он проверил датчик. – Присте-гивайся, я сам, – запахнув длинное синее пальто, Ма-рек перепрыгнул через слякотную лужу.
Закрыл багажник «лагуны» и поправил немного от-ставшую наклейку над номерами, христианскую рыбу.
– Прикольно было б сменить рыбку, золотой на чер-ном – так себе… – прежде чем сесть, он проверил еще, хорошо ли пристегнута корзинка с маленьким Мате-ушем, спавшим на заднем сидении, и чмокнул того в носик.
–Прикольно, – Йоанна открыла ему дверцу.
Под настроение им нравилось пользоваться подоб-ным языком. Перебрасываться словечками своих де-тей, разыгрывая их беззаботность.
Съездили удачно – подыскали стильный пеленаль-ный столик для младшего, заказали доставку молодеж-ного комода для старших. А возле касс набрали ново-годних украшений.
– А может, оставить рыбку и купить новую машину?
– Марек глянул в зеркало, проверяя, какое впечатление это произвело на Йоанну. Он обожал устраивать им сюрпризы, дарить детям новые компьютерные игры, покупать вожделенные тряпки во время походов в тор-говые центры. Становиться виновником ликующих возгласов. Йоанна радовалась подаркам, каникулам в Испании, за которые было заплачено по случаю, прямо накануне отъезда, однако всегда прибавляла: «Мог бы меня спросить, пусть даже ты был уверен, что мне пон-равится, но…» Это «но» приподнимало ее над его щед-ростью. И означало: «У тебя есть все, но – недостаточно».
Йоанна защищала свою независимость при помощи колкостей, норовя угодить в слабые места Марека.
– Подозреваю, что ты уже внес аванс. Попробую уга-дать… «лексус»?
– «Лексус»? Куча лаве неизвестно за что. Тебе нравит-ся «лексус»?
– В рекламе говорилось, что он массирует сидение водителя.
– Разве что с трахаться с этим «сексусом»…
– Не знаю. Мы занимаемся любовью раз в две недели, Пысек. – Это был не упрек – скорее осторожное напо-минание.
– Правда? – Марек полностью сконцентрировался на обгоне.
– Реже, – согласилась она, подумав. – Что ты купил?
– Ничего, – он погладил ее по руке. – Не злись.
– За сколько?
– Я подумывал о чем-нибудь покрупнее… о внедо-рожнике…. – предложил Марек.
– А мы что – на луну переезжаем? — Смена машины обычно сулила изменения в жизни. Приобретение но-вого автомобиля казалось Йоанне своего рода мужс-кой линькой.
– Дороги делаются всё хуже и лучше уже наверняка не станут, дорогая, деньгами налогоплательщиков за-тыкают дыры — но исключительно в бюджете.
– Откуда ты знаешь?
– Все знают… Ну, от бывших приятелей по службе.
А как тебе что-нибудь более спортивное? — Марек про-щупывал, на какую сумму можно рассчитывать. На ка-кую сумму можно забыть о долге перед семьей.
– А нам с детьми тебя на дрезине догонять?
– Ты же была довольна своей машинкой.
– Давай продадим обе и купим два «мегана».
– Зачем нам две одинаковых машины, Йоася?
– Они безопасны для детей. «Меган» и минивэн, — она выторговывала не модель, а саму себя. Сколько ей удастся отвоевать.
– Я не буду ездить на работу ночным автобусом. Про-сти, но ты в этом ничего не смыслишь, один раз я уже дал тебе выбрать, — Марек сам не понимал, почему по-шел у нее на поводу при покупке «лагуны». В трехлет-ней машине сыпалось все, начиная с амортизаторов и аккумулятора и кончая замками. Йоанна, кокетни-чая с начальниками автосервиса, выпросила скидку на
ремонт коробки передач. Те повисли взглядами на ее бюсте, словно блестящие ордена. Почти побагровели, любуясь ногами в облегающей юбке. Словно это было снабженное сексуальной мускулатурой продолже-ние срамных губ. Может, он недооценивает жену? Он сравнивал ее с прежней Йоанной – более легкой, более стройной, без утренних отеков. Он все еще любил ее, и гордился в душе, что способен оценить зрелость, мате-ринскую красоту жены.
–Я не разбираюсь в машинах? Тогда зачем ты меня спрашиваешь? –она догадывалась, что речь идет об
очередном кредите.
Они еще не выплатили деньги за дом, купленный в пе-риод взлета правых, когда Марек был одним из младших советников премьера. Прямо перед катастрофой на вы-борах коллеги сбежали из правительства, втянув Маре-ка в частный католический телеканал «Ка Тель». Марек чувствовал себя в безопасности. Раньше люди теряли работу, теперь они не могли ее получить. Работа у него
была, причем с гарантией — приятелями, перескакива-ющими из фирмы в фирму. Недостаток опыта они ком-пенсировали идейностью. Которая государственным компаниям приносила убытки, а частные приводила к банкротству. Телеканал, которым они взялись руко-водить, все больше погружался в небытие, несмотря на перекупку у соперников лучших программ. Все более длительные паузы в вещании заполняли молодежные религиозные песни, а экран – логотип канала, голубая звезда. Телевидение угасало на глазах у зрителя. Йоанна опасалась, что рано или поздно дело кончится падаю-щей звездой да безработным Мареком.
– Машина побольше – это хорошо, но для меня, я бы хотела открыть свое дело… – После рождения Михася она пробовала вести курсы иностранных языков. Не предвидев мощной конкуренции и того, что брошен-ные на няню дети заболеют хронической ангиной, ал-лергией, тоской.
– Что? Зачем? У тебя нет времени, – Марек слишком резко затормозил.